Из истории Бокситогорска

Нельзя забывать, что тихвинские бокситы являлись пока что единственным источником сырья для зарождающейся алюминиевой промышленности, наиболее изученным и близко расположенным к энергетическому источнику — Волховской ГЭС. В Волхове же строился алюминиевый завод, для которого боксит был нужен, как воздух. А как его доставить?

К осени были получены первые десять полуторатонных автомашин Форда и несколько грузовиков Ярославского завода. И по дороге в Дыми пошли машины с красной рудой. У разъезда ее разгружали на длинную эстакаду и тачками возили в вагоны.

Вскоре открылось постоянное железнодорожное сообщение Бокситы — Большой Двор. От станции Губа стальная колея тянулась к руднику № 2. Теперь боксит грузили непосредственно в забое на платформы и полновесными составами отправляли в Волхов. Умело, при тогдашней технике, была поставлена добыча руды у технического руководителя рудника № 2 инженера П. Ф. Нестеренко.

Перевозка боксита в Волхов была нецелесообразной. Значительная часть руды при переработке шла в отходы. Насущной необходимостью диктовалось построить глиноземный завод непо­средственно на сырьевой базе. -

И в институте ВАМИ создается проект такого предприятия. После его утверждения в Бокситы прибыл главный инженер строительства Александр Григорьевич Гамазин. Сын путиловского рабочего, он был одним из непосредственных создателей проекта завода. Вот имена тех, кто начинал первым: начальник строительства И. П. Петров, инженер строительной конторы Н. И. Алехин, начальник строительного управления инженер П. С. Купцов.

Разрабатывается новый генеральный план поселка на 6.000 жителей. Контуры его с небольшими изменениями сохранились и до наших дней. На основе этого плана построены все деревянные дома к северу от Поселковой (ныне Городской) улицы.

Проектировщики не пощадили Дымское шоссе. Оно ликвидировалось, так как нарушало прямоугольность кварталов, проходящих по диагонали.

В то время я работал в строительном отделе и одним из первых знакомился с новым генпланом. Нас не устраивала эта шашечная планировка. Строительный отдел протестовал перед ВАМИ и добивался сохранения части Дымского шоссе на протяжении трехкилометрового прямого отрезка до Маркули (Урочища). «Парадный» въезд, ворота поселка хорошо смотрелись в перспективе.

Проекты, проекты

Поселок рос. «Трансстрой» мостил дороги, сооружал уличные проезды.

К 1934 году получили новый генплан. К нашей радости сохранилась часть Дымского шоссе до пересечения с Бульварной (ныне Школьной) улицей.

Деревянное строительство прекратилось. Новый вариант проекта предусматривал возведение каменных трех-четырехэтажных домов. Как инородные тела, они втискивались на свободные участки. Так появились два кирпичных дома №№ 3, 4 по Дымскому шоссе, дом ТБР на Школьной улице, торфозаводской — на Заводской. Первым строился двухэтажный каменный дом, где сейчас размещается общежитие молодых специалистов. Впоследствии его наростили на этаж выше.

Многостадийность в проектировании стала причиной того, что эта часть поселка оказалась самой неудачной в архитектурном отношении. Но исправлять было уже поздно.

Новая школа

Вскоре началось строительство новой школы. В 1934 году к началу учебного года был сдан в эксплуатацию двухэтажный корпус (школа № 2). Дети заполнили светлые просторные классы. Эту радость доставил ребятам коллектив строителей во главе с начальником участка Царьковым, ар­хитектором Караваевым, мастерами Кузнецовым (ныне на пенсии) и Шелепугиным.

В середине тридцатых годов было закончено сооружение еще одного этажа школы. И все же надо сказать, что в целом здание не выдерживает критики ни в архитектурном отношении, ни с точки зрения компоновки. Оно напоминает скорее производственный корпус. В таком же духе за­проектировали и больницу на 52 койки.

Подобные здания не радуют глаз. Сравните их с современными корпусами школы-интерната и школы № 3.

Строительством этих каменных зданий в поселке заканчивается период, предшествующий началу Великой Отечественной войны.

Рождение завода

Место, отведенное для строительства завода, представляло собой лесной- участок. Северо-восточная половина его была сильно заболочена.

При возведении зданий заводоуправления и проходной (ныне медпункт) строители сняли мощный слой торфа. После осушения территории «Трансстрой» приступил к отсыпке насыпей — подъездов к местам строительства глиноземного блока и вспомогательных цехов.

Осенью 1933 года началось строительство вспомогательных подразделений: цеха металлоконст­рукций и ремонтно-механического, лесосушки, центрального склада и других. Подсобных пред­приятий не существовало до окончания строительства. О сборном железобетоне и представления не было. Все делалось в монолите. У каждого объекта или у двух близкорасположенных ставилась бетономешалка. Вода к ней подводилась с временной насосной станции. К зиме над бетономешалкой сооружали тепляк с площадкой для подогрева инертных материалов — песка, гравия. Тачки и краны-укосины — вот и вся механизация.

Работали, сил не жалея!

Да, нелегко приходилось в то время. Но люди не унывали. Энтузиазм охватил всех.

Тачки, наполненные бетоном, рабочие бегом катили к месту укладки или к крану-укосине.

Страна была бедна металлом. Поэтому, где только позволяли условия, перекрытия цехов ставили деревянные по деревянным же фермам. Правда, это не обеспечивало долговечность кон­струкции, но иного выхода не было. Так перекрыли склад боксита (пролет 27 метров!), РМЦ, ЦМК. Даже в литейном цехе железобетонное перекрытие из монолита было только над вагранкой. (После войны, при восстановлении завода, все деревянные перекрытия пришлось заменить железобетонными по металлическим фермам).

К строительству глиноземного цеха приступили в ноябре 1934 года. Хотя земляные работы по рытью котлованов начались значительно раньше.

Официальная закладка завода состоялась примерно в середине ноября.

Незабываемый день

День закладки завода вылился в общий праздник. Прибыли гости из Ленинграда, Москвы.

Ждали Сергея Мироновича Кирова, но он не смог приехать.

Колонны строителей с красными флагами во главе с руководителями двигались к юго-восточному углу цеха спекания. Здесь был угловой фундамент цеха, подземную часть которого забетонировали. Оставался последний уступ с подготовленной опалубкой.

Начальник строительства И. П. Петров вынимает из коробочки сверкающую латунную пластинку и зачитывает выгравированную на ней надпись:

«Тихвинский глиноземный завод. Заложен 12 ноября 1934 года при начальнике строительства И. П. Петрове, главном инженере А. Г. Гамазине, начальнике строительной конторы Н. И. Алехине. Поселок Бокситы Ленинградской области».

Пластинку положили на фундамент и залили бетоном. Оркестр грянул «Интернационал». Затем с короткими речами выступили руководители и инженерно-технические работники.

Вечером в зале столовой состоялся банкет.

Опыт приходит не сразу

При строительстве завода инженерно-техническим работникам, большинство из которых было практиками, пришлось выдержать трудный экзамен. Не всегда и не везде им сопутствовала удача. Однажды произошел такой случай.

Стояла осень. Площадка цеха спекания залита верховыми водами, затопившими даже основания колонн, подготовленных к бетонированию. Не проверив состояние объекта, прораб Привезенцев дал указание приступить к работе. По окончании бетонирования, после полного затвердения бетона, начали кладку кирпичных стен высотою с двухэтажный дом. Колонны оставались в опалубке. Весной, перед первомайским праздником, опалубку сняли. К удивлению строителей 52 колонны из 108 держались только на арматуре. Основание их было забито щепками и мусором. Бетон начинался иногда на полметра выше фундамента. А ведь колонны несли огромную тяжесть каменных стен!

Весь праздник бригада бетонщиков под руководством заведующего строительной лабораторией Н. И. Марковского производила работы по подбетонке колонн материалом самой высокой марки.

Прораба Привезенцева на стройке уже не было.

Он уволился раньше.

Прораб Петухов руководил строительством цеха спекания с его огромными фундаментами под вращающиеся печи, мощными, несущими монолитное железобетонное перекрытие колоннами, связанными железобетонным каркасом горизонтальных балок и перемычек.

Особенного внимания заслуживает перекрытие над огромным цехом на большой высоте. Оно представляло собой дважды выпуклую железобетонную плиту, опирающуюся на монолитные кружальные железобетонные фермы. От самой земли к этой махине шли тысячи деревянных стоек. Самое трудное — не допустить опасных пустот и раковин в этой ответственной конструкции.

Баронов, М. Здесь будет город заложен // Новый путь. – 1967. – 8 января. – 2. – 15 января. – С. 2. – 22 января. – С. 2.

© 2018 МБУ «Бокситогорский межпоселенческий культурно-методический центр»
187650, Ленинградская обл., г.Бокситогорск, ул.Комсомольская, д.5
Яндекс.Метрика