Антонина Михеева, жительница Бокситогорского района, погибла в годы Великой Отечественной войны

Осенью 1943 года в полевом госпитале на Волховском фронте скончалась от тяжелых ран наша юная землячка снайпер 25-го стрелкового полка комсомолка Тоня Михеева.

До войны Тоня жила вместе с родителями на Ленинградском шлюзе, недалеко от деревни Званы. Училась в Большедворской школе.

Когда фашисты напали на нашу Родину, этой веселой, жизнерадостной девушке было только семнадцать. Тогда она сразу сказала: «Мое место на фронте». Тоня Михеева ушла добровольцем на войну. Сначала выносила раненых с поля боя, а потом стала снайпером. За короткий срок она уничтожила около сорока фашистских захватчиков.

Девушка прожила очень короткую, но яркую героическую жизнь. В годы войны о ее подвигах писали центральные и армейские газеты. Сегодня мы начинаем рассказ о нашей юной героине.

Передо мной пачка писем-треугольников военных лет. Маленькие пожелтевшие листочки тридцатилетней давности с пометкой «Просмотрено военной цензурой». На всех конвертах один адрес: «Полевая почта 57978-Д. Михеевой Антонине». Девушке писали со всех концов страны. Писали совсем незнакомые люди.

Началось все с «Комсомольской  правды». Она опубликовала рассказ о снайпере Тоне Михеевой и ее подругах, сопроводив его фотографией. Так вся страна узнала о героических боевых 6уднях юной патриотки в волховских лесах и болотах, где в те трудные годы шла битва за Ленинград.

«Привет с Узбекистана, — начинает свое письмо, дати­рованное 15 апреля 1943 года, Нина Федоренко. — Я горжусь, мои дорогие сестры, вашими героическими делами. Мне хочется с вами переписываться и учиться у вас побеждать. Хочется, чтобы вы скорее разгромили врага, чтобы снова ваши голоса звенели на пляжах, на стадионах, чтобы снова всюду было веселье и радость». Это слова школьницы, которой ненавистна война, которая мечтает о быстрейшей победе и хочет внести свой вклад в разгром врага. «Я сейчас учусь в 7 классе. Все отметки у меня отличные. Наш класс решил не иметь ни одной посредственной отметки. Этим мы тоже нанесем удар по врагу. После школы я пойду учиться в военную школу, а потом с оружием в руках буду бить ненавистного врага».

B письмах — дыхание большой войны, самого тяжелого испытания, выпавшего на нашу долю. В письмах — гордость за смелых девчат. Желание быть похожими на них. В них — боль и горечь взрослых и детей, которым фашисты принесли столько утрат, невзгод и лишений, .желание помочь фронту. Эти маленькие треугольные конвертики наполнены большим патриотизмом, который помог нам выстоять в самые тяжелые дни.

Я читаю эти письма и мысленно вижу год сорок  третий, вижу его людей, и очень озабоченных, переживших столько страшного, но не сломленных, не упавших духом. И пусть во многих письмах не совсем с удачные фразы и слова, но мне не хочется их сглаживать. Нам дороги не буквы, в а дух той незабываемой поры.

«Здравствуйте, уважаемый патриот нашей Родины Тоня! — читаю в письме Марии Дьяковой. — Прими привет от незнакомой вам курсантки Военно-медицинского училища имени Щорса. Дорогая, о вас я узнала из газеты «Комсомольская правда», где красовался ваш милый образ, дорогой всей стране. На вас смотрит вся страна как на защитницу Родины. Вами гордится весь наш народ». Мария сообщает коротко о себе. Родилась в Омской области. В 1941 году окончила десять классов. Добровольцем вступила в   РККА. Направили в училище. «Осталось учиться два месяца, потом получим звание лейтенанта — и на фронт», — пишет она.

Из г. Пугачева Саратовской области к Тоне Михеевой обращается Галина Давыдавна. «Статья в газете  меня сильно взволновала. Я горжусь тобой, Антонина, и твоими подругами. Посылаю вам свое фото. Только оно давнишнее, сейчас у нас не фотографируют».

Вот письмо, которое подписала «гвардии Наташа» из действующей Красной Армии: «Дорогие фронтовые подруги Тоня, Наташа и Оля! Шлю вам свой гвардейский привет и желаю еще крепче бить фашистов».

Подвигами Тони Михеевой и ее подруг гордились не только в тылу, но и на фронте. С волнением читаешь письмо пилота точных бомбардировщиков Николая, фамилию которого не удалось разобрать:

«Сейчас только прочел в газете статью про вас, про вашу храбрость. И почему-то мне захотелось сказать вам что-то нежное, теплое. Не только мы гордимся вами. Гордится Америка, Англия. Ведь вы вносите большой вклад в общую борьбу народов против фашизма.

И еще одно совладение, Тосенька. После ваших метких выстрелов перестало к существовать 7 фашистов, Вы просто молодчина, честное слово! Я после 37 боевого вылета на вражеские л позиции прочел статью «Воздушный привет, девушка».

Можно продолжить цитирование выдержек из патриотических писем. Они шли на полевую почту № 57978-Д и тогда, когда и Тони уже не было, когда боевые друзья и подруги навсегда простились с этой милой девушкой.

Пасмурным октябрьским днем сорок третьего года в лесу под деревней Коутихой, что в Киришском районе, друзья хоронили Михееву. Под артиллерийскую канонаду наступающих частей Красной Армии опускали в могилу гроб, на котором были венки из марли. Боевые друзья, уже повидавшие много смертей, не скрывали своих слез, а письма все шли. Их, как и при Тоне, читали всей землянкой, когда собирались после тяжелых боев. И снова образ Тони вставал е перед ними. Не хотелось верить, что такая девушка навсегда ушла из жизни.

Один летчик, уже после о смерти Михеевой, писал: «Вы окрыляете нас своими подвигами». Верно сказано, что герои не умирают.

В Тихвин они ехали на лошади. На ухабах телегу сильно трясло и качало, а иногда так подбрасывало вверх, что не выдерживала даже самая бойкая из седоков, которую все звали Тоськой. Она тормошила за рукав мальчишку-кучера и спрашивала, далеко ли до города и долго ли еще он будет их так трясти.

— Скажи, Римма, о чем нас там будут спрашивать? Наверное, про политику, про учебу, — приставала с вопросами младшая сестра.

— Отвяжись, Тоська. Много будешь знать — скоро состаришься, — нехотя отвечала Римма и задумчиво смотрела на подступающий к узкой дороге лес.

В Тихвине выехали на мощенную камнем улицу, и, услышав грохот приближающегося грузовика, все по­вернулись к нему. А лошадь так рванула в сторону, что седоки чуть не опрокинулись на дорогу. Кучер сказал, что она первый раз видит машину, которые тогда встречались нечасто.

В райкоме комсомола их провели в кабинет первого секретаря. Навстречу поднялся высокий стройный человек. Он каждому подал руку и пригласил сесть.

— Это Саша Кретов, я его знаю. Он очень простой и хорошей, — шептала на ухо старшей сестре неугомонная Тоня.

Саша Кретов спросил, кем они собираются стать, что читают, на кого из героев книг и фильмов они хотели бы быть похожими. Все молчали. Только Тоня не выдержала и почти крикнула: «На Павку Корчагина».

Потом было заседание бюро. Ребят приняли в комсомол. Первый секретарь вручил каждому маленькую книжечку с силуэтом Владимира Ильича и изображением двух орденов на оборотной стороне обложки.

Пожимая руки новым комсомольцам, он коротко сказал: «Будьте такими, как Павел Корчагин». Эти слова

Александра Васильевича Кретова комсомольцам запомнились на всю жизнь.

Тоне Михеевой не терпелось быстрее добраться до дому. Всю дорогу она дергала за рукав кучера, просила, чтобы он подгонял лошадей. А когда вбежала на крыльцо, бросилась на шею матери со словами: «Мамушка, нас в комсомол приняли». И сунула ей в руки новенький билет.

Он и сейчас сохранился, этот комсомольский билет № 11633260, выданный Михеевой Антонине Ивановне 16 августа 1940 года. С маленькой фотокарточки смотрит красивая девушка с длинными косичками. Высокий лоб. Пытливый, устремленный вперед взгляд.

Тоня любила голубой цвет: голубое небо над головой, голубые волны древней Тихвинки, на берегу которой стоял их дом. В ее косах всегда были голубые ленты с бантиками.

На Ленинградский шлюз семья Михеевых приехала осенью 1939 года. Глава семьи Иван Яковлевич, учaстник гражданской войны, потомственный водолаз, более 30 лет проработавший в разных портах страны, стал все чаще и чаще прихварывать. Врачи запретили опускаться под воду. Пришлось менять профессию. Только с водой Иван Яковлевич так и не расстался. Он стал работать на гидротехнических сооружениях.

Тоня была вторым ребенком в семье. Росла боевой, непоседливой девчонкой и очень компанейской. Она не переносила одиночества.

У Тони было очень много друзей — мальчишек, девчонок. И не только среди ровесников. К ней, как к магниту, тянулись и самые маленькие.

... До школы, которая находилась в Большом Дворе, семь километров. По лесной дороге, обгоняя друг друга, бежит стайка беззаботных мальчишек и девчонок. Звонче всех разносится голос Тони. С ней и дорога незаметна. Она много читает. Любит рассказывать о прочитанном. Сегодня рассказывает про Павку Корчагина.

Так случилось, что в первый  период войны семья Михеевых оказалась в Будогощи, рядом с фронтом. Умер Иван Яковлевич. Дочери Римма и Тоня ушли на фронт. Мария Ивановна работала в военторговской столовой. Очень тяжело было. По 17—18 часов на работе.

Однажды Марии Ивановне сказали, что ее вызывает дочь. Смотрит, стоят две девушки в фуфайках, в шапках с красными звездочками. Мать сразу узнала Тоню. Позвала девушек в помещение. Принесла хлеба, кипятку.

— Пейте, ешьте, милые.

Заметила кровавые мозоли на руках дочери.

— Тяжело, доченька, на войне-то...

Тоня сказала, что они выносят с поля боя раненых, перевязывают их и отправляют в госпиталь. Раненых очень много. Об отдыхе думать некогда.

Девушки ушли так же внезапно, как и появились. А у матери комок под сердцем: увижу ли еще? На войне всякое бывает.

Мать очень переживала, когда долго не было писем от дочерей с фронта. Однажды ей показали красно­армейскую газету «В бой за Родину!». Она увидела улыбающуюся Тоню в белой шубе с автоматом на груди. А ниже подпись: «Снайпер комсомолка Тося Михеева», Потом в этой газете появилась заметка «Снайпер Ми­хеева». В ней говорилось:

«Большим уважением у бойцов Н-ского подразделения пользуется смелая девушка — снайпер Михеева. За пятнадцать дней декабря она уничтожила 11 немцев».

Потом Михеева получила от своей матери письмо. Мать писала ей: «Дорогая моя дочка! Я горжусь тем, что ты в рядах Красной Армии, защищаешь нашу любимую Родину. Скоро будет день твоего рождения: тебе исполнится 18 лет. Мой материнский наказ — будь беспощадна к проклятым врагам».

Это был конец 1942 года, самое тяжелое время в жизни страны. На огромной территории бушевал огонь войны, лилась кровь. Воины Красной Армии, напрягая все силы, сдерживали яростные атаки врага.

Марию Ивановну пригласили в подразделение, где служила ее дочь. Сфотографировали на память. Сохра­нилась газета, где опубликован этот снимок. Сохранились другие газеты той суровой военной поры, в которых рассказывалось о подвигах Тони Михеевой. Старший лейтенант Р. Айтжатов в 1943 году писал: «В землянку вошла девушка. На ее груди была медаль «За боевые заслуги» и значок «Снайпер».

— Товарищ Михеева, проходите. Как успехи?

— Сегодня убила двух фрицев, один из них снайпер. Да еще подстрелила немецкую овчарку.

Потом завязалась беседа. Тося показала нам книжечку, в которой вела счет истребленных немцев. Из записей было видно: комсомолка истребила 37 фашистов».

Сохранились другие документы, рассказывающие о необыкновенной храбрости этой девушки. Вот выписка из приказа частям 44-й стрелковой дивизии от 7 1марта 1943 года: «За самоотверженную боевую работу в деле разгрома и окончательного изгнания с нашей земли немецко-фашистских захватчиков награждаю ценным подарком красноармейца 25 стрелкового полка Михееву Антонину Ивановну».

«Посмотри эту открытку. Вот за это мы боремся», — писала Тоня своей младшей сестричке Варе. На открытке мать с прижатым к груди ребенком, в которых уперся немецкий штык, и надпись: «Воин Красной Армии, спаси!».

Вместе с тысячами, миллионами мужчин и женщин Тоня Михеев а сражалась с фашистами. Она каждый день выходила на опасные боевые задания, долгими часами мокла в тонких волховских болотах, выслеживая и истребляя гитлеровцев. Это нужно было, чтобы спасти от смерти матерей и детей, снова вернуть израненной земле мир.

— Ты счастливая. Вот сколько фашистов истребила. Не берет тебя гитлеровская пуля, — говорили друзья боевой подруге.

Но однажды Тоня не пришла с задания. Окровавленную, ее принесли на руках, отправили в госпиталь. Гит­леровский снайпер все же выследил девушку. Разрывная пуля ударила в лицо. Тоня поправилась, но стала хуже видеть и слышать. Теперь улыбалась только краешком рта. После госпиталя можно было уехать в тыл. Тоня снова стала проситься на фронт. Со снайперской винтовкой пришлось расстаться. Пошла в пулеметчицы.

Последний раз она виделась с матерью в конце сентября сорок третьего. За хорошую работу Мария Ивановна получила шерстяную юбку. «Подарю Тонюшке», — думала она. Встреча была короткой. «Я теперь с «максимкой» подружилась. На берегу Волхова стоим. Ты бы знала, как Волхов шумит по ночам... Скорее бы разбить фашистов, ох и зажили бы мы тогда!». Это были последние слова, которые мать слышала от дочери.

Потом долго не было писем. Материнское сердце чувствовало что-то недоброе. Пошла по прифронтовым госпиталям. В одном медсестра открыла журнал, спросила: «А разве вы ничего не получили?». Больше ничего не стала спрашивать. Потемнело в глазах. Подкосились ноги. Вернулась домой. Подали письмо из воинской части...

Уже позже узнала, как погибла Тоня.

...Фашисты прорвали оборону на одном из участков. Один за другим падают наши бойцы. Погиб командир. Кажется, гитлеровцы сомнут нашу оборону. Но вот из окопа выскочила девушка. С криками «Ура!» она бросилась навстречу врагу. И все, кто мог двигаться и держать оружие, устремились за ней в атаку. Гитлеровцы отступили. В этом бою Тоню сразила очередь из вражеского автомата. Бледную, как снег, ее привезли в госпиталь. Она лежала, плотно сжав пересохшие губы...

Только в сорок пятом Мария Ивановна смогла побывать у дочери. Теплым майским днем, когда на изра­ненную землю снова пришел мир, она приехала в деревню, возле которой похоронена дочь. Поправила звез­дочку на скромном памятнике, что стоял на могиле. Посадила две сосенки. А потом долго сидела у родного могильного холмика, выросшего недалеко от шумящего Волхова. И капали на этот холмик соленые мате­ринские слезы.

Веселов, А. Письма на фронт // Новый путь. – 1972. – 30 ноября. – С. 4, фотоил. – 1972. – 2 декабря. – С. 3. – 1972. – 5 декабря. – С. 3, фотоил. 

© 2019 МБУ «Бокситогорский межпоселенческий культурно-методический центр»
187650, Ленинградская обл., г.Бокситогорск, ул.Комсомольская, д.5
Яндекс.Метрика