Из истории Бокситогорского района

Богатое историческое прошлое Бокситогорского района уходит в глубь веков. В середине X века на его территории проживали различные племена, Рядом со славянами жили колбяки, чудь и другие национальности. Об этом говорят сохранившиеся названия деревень Колбеки, Чудцы и т. д. При раскопках курганов, произведенных в разное время по берегам Воложбы и Чагоды, у деревень Колбеки, Мозолево и Озерево, были обнаружены предметы быта, относящиеся к XI веку. Находки скандинавских изделий и восточных монет свидетельствуют о том, что здесь пролегал водный путь из Скандинавии в Каспийское море. Торговый путь проходил по рекам Сяси, Тихвинке, Воложбе.

Легкие суденышки плыли, пока позволяла глубина рек. У деревни Мозолево они вытаскивались на сушу, а далее многие версты волоком на катках тащились до реки Чагоды, Соминки, а по ним попадали в Волгу. Названия деревень Мозолево, Воложниково, Половное, Волок, притоков реки Воложбы — Волоченька, Го- рюнька свидетельствуют о прохождении здесь древнего пути.

Название деревни Мозолево говорит, с какими трудностями приходилось поднимать грузы на возвышенность. Половное — половина сухопутного пути между Воложбой и Чагодой.

В Анисимовской волости был погост, который раньше назывался Великославинским, а по более старым писцовым книгам  — погост на Волоку, по берегам рек Воложбы, Чагоды и Колпи находится много курганов как славянского, так и неславянского типов. Славяне X — XII веков селились небольшими деревнями и селами.

Древние названия поселений               именовались весью. Центром нескольких деревень были погосты — более крупные села. Позднее они явились центрами сбора феодальных податей.

Крестьянские избы топились по-черному. Дым выходил в оконце или в отверстие в крыше. Избы освещались лучиной, которая вставлялась в светец.

Особый интерес представляет история происхождения Дымского погоста и Дымского монастыря. Само название произошло от слова «дым». Подати в те времена собирались с «дыма», т. е. с каждой семьи, пользо­вавшейся печью. Недалеко от деревни Дыми находится Дымское озеро. На берегу его возникло самое старое поселение нашего края, которое упоминается в летописи.

Дата основания поселения — 1242 год, что почти на 150 лет старше Тихвина.

Летописец рассказывает о разграблении Дымского монастыря, построенного в 1242 году, татарами в 1409 году. Монастырские власти, чтобы не отдать врагу церковные ценности, сложили их в колокол и опустили в озеро, а также восьмифунтовую железную (3 кг 200 гр) шляпу Антония Дымского. Впоследствии она была найдена и восстановлена как монастырская святыня. Сами же монахи с приближением врага разбежались.

В дальнейшем история нашего края тесно связана с историей Тихвина и Устюны-Железнопольской.

Начиная с конца XII века, весь наш край полностью вошел в состав Новгородского государства, которое делилось на пять областей — пятин. Наибольшая, восточная часть, куда входит и в современных границах Бокситогорский район, называлась Обонежской, примыкающей к Онежскому озеру.

На окраинах Новгородской земли и для защиты Новгорода от иноземных захватчиков были построены крепости-монастыри: Тихвин (1383 год), Белозерский, Кирилловский, Устюженский. Они были крупными культурными очагами Новгородской земли. Между ними интенсивно развивались культурные и экономические связи.

Через наш край с запада на восток проходил так называемый Ярославский тракт. В районе старинного торгового села Сомино он разветвлялся. Одна дорога на северо-восток через Заборье и Коробище шла к Бело­зерскому и Кирилловскому монастырям. Другая на восток шла в Устюну-Железнопольскую.

От Тихвина через Галично, Великий Двор (сейчас здесь расположен Бокситогорск) на Колбеки и Никулино проходил Боровицкий тракт. Вдоль трактов возникали деревни, села, постоялые дворы. Отсюда и названия многих деревень: Большой Двор, Великий Двор, Чертовы Харчевни, Боровая Харчевня, Косые Харчевни.

Большая часть земель Нагорного Обонежья принадлежала Софийскому дому и новгородскому владыке. Это был самый крупный собственник. Много земли нашего края принадлежало и Тихвинскому монастырю. Его владения простирались до деревень Павловские, Михайловские Концы, Батьков Конец (ныне деревня Батьково).

В 1476 году Иван III отобрал от новгородского владыки 10 волостей и 4 погоста (среди них Колбеки) и заселил их земскими людьми, которые поступили на государеву службу. Они наделялись землей взамен жалованья за ратную службу у царя.

Первая перепись Нагорного Обонежья была проведена в 1496 году. В ней отмечались как наиболее крупные Волокославинский в Анисимове, Михалевский, Озеревской, Пелушский, Койгушский погосты, расположенные на территории Бокситогорского района.

Спустя почти 100 лет, в писцовых книгах 1583 года, встречаем Черенской, Радогощинский, Колбецкий, Корвальский, Лученский, Мозолевский, Суглицкий (в Журавлеве), Осницкий, Засоминье, Воскресенский (Пикалево) и другие погосты.

Несмотря на выгодное географическое положение, жизнь населения края во второй половине XVI века была тяжелой. Часто менялись владельцы имений, совершались набеги шведских захватчиков. Непомерные нало­ги, низкая урожайность привели к тому, что крестьяне бежали на новые места жительства.

В писцовой книге 158З года указывается: «Юрятино, Большой Двор (в Сенно), а в нем церковь Фрола и Лавра стоят без пения», так как эти населенные пункты были покинуты жителями.

Местный краевед из деревни Глина П. Мордвинов в своей книге «Старый Тихвин и Нагорное Обонежье» пишет: «На огромной территории до 500 квадратных верст, заключавшей всю современную Большегорскую волость с прибавкой погоста Сенно и земель около Никулинского озера, числилось всего 20 населенных дворов и одно сельцо. 85 процентов земель без владельцев и населения».

Ликвидация обособленности и экономического могущества Новгорода явилась необходимым условием завершения борьбы с политической раздробленностью страны. Для Ивана Грозного Новгород представлял опасность как крупный феодальный центр и как потенциальный сторонник Литвы и крупнейшая цитадель воинствующей церкви. Поэтому сокрушительный удар был нанесен царем по новгородским землям. В 1570 году Обонежская пятина была взята Иваном Грозным в опритчину, куда вошла и территория нашего края.

Как уже говорилась, значительное количество земель Тихвинского и Устюженского уездов было роздано помещикам. Появилось большое количество мелкопоместных владельцев, которые находились на государственной службе.

Яркой страницей в жизни нашего края была героическая борьба против иноземных захватчиков в 1611 —1613 годах. Вся территория Новгородской земли была захвачена иноземцами. Вновь был сожжен и разорен Дымский монас­тырь. Захватчики двинулись по ярославскому тракту к Устюжне-Железнопольской, сжигая деревни и грабя население. Период нашествия врага получил в народе название «Литва шла».

Интересно отметить, что деревня Мулево, находящаяся в нескольких километрах от Дымского монастыря, не была обнаружена врагом. Еще и сейчас бытует поговорка: «Литва шла, а Мулево не нашла».

Во время нашествия была разрушена и сожжена церковь на Никулинском озере, а священник зверски убит.

25 мая 1613 года вспыхнуло восстание тихвинцев. Они напали на шведов, овладели городом и монастырем. Узнав об успешном восстании в Тихвине, туда выступил отряд Дмитрия Воейкова, а спустя месяц — отряд князя Прозоровского. Прозоровский, укрепившись в Большом монастыре, успешно отражал натиск шведов. Осажденными были посланы послы игумена Онуфрия и Дмитрия Воейкова в Москву за помощью. В 80 верстах от Тихвина они встретили сильный отряд Исая Сунбулова, двигающийся из Москвы, и вернулись с ним в Тихвин. В районе деревни Галично отряд встретился со шведами. Отряд был разбит, но и силы шведов тоже были потрепаны. Тремя сильными вылазками из Большого монастыря 13 и 14 сентября 1613 пода князь Прозоровский окончательно разбил шведов. Началось изгнание врага из Тихвинского края.

Изгнание шведов с Новгородской земли носило всенародный характер, но окончательного поражения шведам еще не было занесено. 17 февраля 1617 года, в деревушке Столбово ,на реке Сяси был подписан из­вестный Столбовский мир на маловыгодных для Русского государства условиях.

Начиная с 20-х годов, в России оживленно развивается разоренное войнами сельское хозяйство. Распахиваются заброшенные земли, возникают новые деревни на совершенно новых местах с новыми названиями.

С отторгнутых Швецией земель началось массовое переселение карелов на территорию России, так как шведские власти на их землях насаждали шведских и немецких феодалов и обращали карелов в лютеранство. Русские крестьяне укрывали перебежчиков, когда царская администрация пыталась возвращать карелов обратно.

В 1649 году русскому правительству пришлось уплатить шведам 190.000 рублей за переселенцев. По-видимому, к этой дате нужно отнести образование карельских поселений на территории нашего района, в бывшей Тарантаевской волости (теперь Озеревский сельский Совет).

Из важных исторические; событий первой половины 17 века нужно отметить ликвидацию Тихвинского воеводства з 1624 году. В этом же году были построены губной стан (управление) и тюрьма в Сенно, которые сгорели в 1653 году и вновь были восстановлены в 1655 году

Некоторое оживление в экономическое развитие края внесла борьба России за выход к Балтийскому морю. Стала расти выплавка железа. По тем временам край давал его немало. Железо выплавляли русские умельцы в Сомино, Рудной Горке, в районе Астрачи. Только в одном Паше-Кожельском погосте в 1705 году было выплавлено 1030 пудов первосортного железа.

Важной вехой в жизни края явилось строительство Тихвинской водной системы. Когда из Москвы столица была перенесена в Петербург, Петр I обратил особое внимание на улучшение водных путей, соединяющих Ладожский и Онежский бассейны. Убедившись в неудобствах построенного Вышневолоцкого водного пути, он решил найти новый, более удобный путь. С этой целью в 1710 году был командирован для исследования возможности прокладки такого пути английский инженер Джон Перри, который произвел обмер рек Сяси, Тихвинки, Валчины, Соминки, Чагодощи. В 1712 году Петр I приказал капитан-поручику Кормчину и князю Гагарину приступить к работам по устройству Тихвинской водной системы. Царь сам исследовал водораздельный путь и жил на берегу озера Крупино в деревянном дворце, сгоревшем в 1802 году. После смерти Петра I строительство системы было отложено. По докладу графа Шувалова в 1753 году императрица Елизавета Петровна приказала генерал-поручику Резанову разработать проект устройства Тихвинской системы. Сметы были утверждены Петром III в 1762 году. При Екатерине II работы были переданы генерал-майору Деденову, который предложил изменить проект Резанова, соединить Тихвинку с Колпью. Начались новые исследования. Но работы по случаю войны и отсутствия средств часто останавливались и, наконец, совсем прекратились в 1783 году. В 1797 году капитан артиллерии Волк подал императору Павлу I доклад: о пользе водного пути между Мологою и Тихвинкой. Павел приказал инженер-генералу Деволанту произвести исследования. Деволант одобрил проект Резанова, и 1 января 1802 года проект был принят к исполнению. В 1811 году, несмотря на незаконченность работ, судоходство по Тихвинской системе было открыто преждевременно. Этому послужила война с Наполеоном.

На всем протяжении Тихвинской водной системы было построено 62 шлюза. 14 из них поднимали грузы на высоту 92 метра, 48 опускали до первоначального уровня воды. Общая протяженность системы составляла 697,5 километра.

На первоначальное строительство и усовершенствование водной системы до 1837 года было израсходовано 1. 430.000 рублей. Названия шлюзов были даны в честь крупных центров и губерний России. Тысячи крестьян были согнаны со всех концов страны и от непомерно тяжелого труда нашли здесь свою могилу.

Нужно отметить, что Тихвинская система сыграла значительную роль в развитии транспортных связей столицы с Волжским бассейном. По водной системе ходили небольшие однопарусные суда грузоподъемностью от 1200 до 1500 пудов, получившие название «тихвинок », «соминок » (по месту их строительства). Позднее они использовались в верховьях Волги и на Мариинской системе. Скорости судов по тому времени были большие. Судна с так называемой срочной кладью от Тихвина до Сомино шли три дня, несрочной — 6 дней.

В 1837 году по системе прошло 4933 лодки с грузом товара, на сумму 14 млн. рублей. В конце 19 века в связи со строительством железных дорог количество груза, перевозимого по системе, сократилось, зато увеличился перевоз леса. В 1899 году по системе прошло 2031 судно и 10 тыс. 800 плотов.

Рассматривая Тихвинскую водную систему, мы забежали немного вперед. Сведений о положении крестьян в первой половине 18 века история сохранила мало.

В 1791 году по северу России совершил путешествие крупный русский географ П. И. Челищев. В нашем крае он побывал в конце 1791 года, проехал от Коробищ до Тихвина.

Челищев учился вместе с А. С. Радищевым. Екатерина II подозревала, что Радищев писал книгу «Путешествие из Петербурга в Москву» вместе с Челищевым. Поэтому Челищев долгое время был в опале. Книга «Путешествие по северу России» была издана уже после его смерти. Цензура вычистила «неугодные» правителям России места из описания жизни народа. Но, несмотря на это, книга представляет большой интерес для тех, кто хочет знать историю нашего края.

В своей книге Челищев пишет, что в Коробище крестьяне промышляют много железа и стали. Проезжая Верховско-Вольск и окружающие деревни, автор рассказывает: «Жительствующие в оной деревне крестьяне для пропитания своих семей, кроме гречи, не покупают и своего не продают, поелику с посеянного четверика вымолачивают ржи от семи до восьми четвериков, овса до десяти четвериков, пшеницы от пяти до шести, жита (ячменя) от четырех до девяти четвериков. В других же поблизости деревнях некоторые водят пчел; в своих лесах из ружья бьют зверей: оленей (лосей), медведей, волков, рысей, лисиц, белок, куниц, зайцев и в малых реках выдр; оных зверей всегда в тех больших лесах бывает много».

Очень интересную характеристику он дал деревне Сомино: «Оная деревня Соминою называется по судоходной возле ее текущей в Волгу реки Сомины с пристанью, потому что из городов Устюжны и Тихвина купцы от оной деревни по реке Сомины с тамошним железом, сталью, нужными для крестьянства железными и стальными вещами, дегтем, смолою, с звериными кожами, поташом, белозерскою и прочею речною и озерною рыбою и белозерскими белыми снетками отправляют баржи и другие большие и малые речные суда в Санкт-Петербург... (далее идет перечисление перевозимых товаров)... И по невозможности сим товарам до Устюжны и Тихвина водяной коммуникацией дойтить,  складываются в оной деревне, а из нея в Тихвин и Устюжну перевозят оттоль. Для нагрузки опять барок привозят тамошние жители зимою, почему здесь всегда бывает разного звания людей много, и для того имеется трактир и харчевни. К тому же лежит Московская и Санкт-Пе­тербургская большая дорога. Крестьяне, в сей деревне жительствующие, за малостью земли и по неурожаю, хлебопашество имеют малое, так что к своей запашке каждый год ржи прикупают месяца на четыре, а иногда и на полгода. Деньги зарабатывают деланием железа и стали, стрелянием зверей, а больше извозом; некоторые имеют постоялые дворы и хранят купецкие товары, делают барки. Имеются мастеровые портные, сапожники, кузнецы, столяры и плотники».

О деревне Залуды (теперь Заголодно) говорится, что «... крестьяне деревни железа и стали не делают, занимаются выгонкой дегтя, скотоводством, охотой, извозом ходят на купеческих барках: лоцманами и работника­ми.

В деревне Михеево крестьяне делают всякую посуду, продают строевой лес, тес, доски, брусья, гонят деготь, а в деревне Концы (Большой Двор) занимаются хлебопашеством, извозом и заготовкой леса».

Из данного описания видно, что на территории нашего края уже существовала значительная кустарная промышленность, обеспечивающая местные  нужды. Описание дано еще до открытия Тихвинского водного пути. Поэтому грузы из Тихвина до Сомино перевозились сухопутным путем, что привлекло сюда большую часть населения к его обслуживанию.

В конце 18 века, по представлению губернатора Новгородского, Тихвин стал уездным городом Новгородского наместничества. К нему было приписано 27 погостов с населением свыше 25 тыс. человек, а в 1789 году Новгородское наместничество преобразовалось в губернию. Тихвин стал чисто купеческим городом, а не уездно-дворянским. Монастырские вотчины, отобранные в середине 18 века, перешли в казну.

Близость края к столице и водная система способствовали быстрому росту населения края. По переписи 1844 года Тихвинский уезд занимал площадь 1601217 деся­тин. Из них под полями было 79360 десятин, лугами — 29952, лесами — 413514, водой — 82368, болотами — 166400 десятин.

Для полицейского управления уезд делился на три стана. Общее число жителей к этому времени увеличилось до 66763 человек. В год рождалось 2915 детей, умирало 1668 человек.

Статистические данные по званию: духовенства белого — 23, черного — 28, дворян — 723, церковнослужителей — 377, мещан — 217, крестьян помещичьих — 35326, государственных — 15913, удельных — 561, вольных хлебопашцев — 249. Дворов в уезде насчитывалось 10150, сел и деревень — 1260. Большая часть деревень имела не менее 10 дворов, более 50 — ни одного. На каждую ревизскую душу мужского пола при­ходилось по 50 десятин земли, или на каждую квадратную версту около трех человек обоего пола

Калинин, М. Из далекого прошлого // Новый путь. – 1973. – 25 октября. – С. 3, 4.

Калинин, М. Исторические события // Новый путь. – 1973. – 26 октября. – С. 2. 27 октября. – С. 3.

© 2019 МБУ «Бокситогорский межпоселенческий культурно-методический центр»
187650, Ленинградская обл., г.Бокситогорск, ул.Комсомольская, д.5
Яндекс.Метрика