Из истории Бокситогорского района

Комсомольская юность М. П. Дундукова тесно связана с историей нашего района. Сейчас ветеран производства живет в Липецке. Находясь на заслуженном отдыхе, он активно участвует в военно-патриотическом воспитании молодежи. Ниже мы помещаем письмо М. П. Дундукова о боевой комсомольской юности двадцатых годов, которое он прислал в редакцию.

До 1917 года я учился в Колбекском двух-классном училище.

Вспоминается, как заволновалась деревня. Первые вести приносили солдаты, возвращавшиеся с фронтов им­периалистической войны. Однажды приехал солдат М. И. Барыгин. Он первый известил крестьян Большегорской волости о свержении самодержавия и стал призывать их к тому, чтобы изгонять помещиков, отбирать от них землю. А когда у нас в деревне начались волнения, Временное правительство прислало конные отряды для усмирения крестьян и взяло помещиков под защиту.

Но продолжалось это недолго. Волны Октябрьской революции докатились и до нашего края. Народ по-на­стоящему торжествовал. Председателем уездного Совета солдатских и крестьянских депутатов был избран Н. И. Захаров. Секретарем. укома РКП(б) стал Соловьев, заведующим отделом народного образования — Попов.

В это время я не учился. Еще при Временном правительстве, по распоряжению земской управы, интернат в Колбекской школе был закрыт. Пришлось вернуться в свою деревню Дыми. Теперь же я обратился к за­ведующему отделом народного образования А. И. Попову, и он направил меня учиться в Тихвинскую школу 2-й ступени (бывшее реальное училище), где директором был Закусов. Желание учиться у меня было очень большое, но жить было негде. Я разными путями добирался из Дыми до города: случайными поездами, попутными подводами, а иногда пешком. Из-за этого очень часто опаздывал на уроки.

Однажды учительница Н. И. Архангельская спросила меня: «Почему ты опаздываешь на уроки?». И я поведал ей о своей жизни. Тогда она пригласила меня к себе на квартиру. Но и у нее было не лучше — квартира не отапливалась. Кроме того, с питанием было очень трудно. Иногда я просто приходил в отчаяние. В училище у меня появились друзья: Петр Кирпичников, Павел Сиников, Миша Биневич, Рувим Гросман и другие. Они помогали мне не только в учебе, но и в питании. Петр Кирпичников пригласил меня к себе на квартиру. Это очень помогло мне, придало сил. Я продолжал учиться.

Положение в стране было очень напряженным. Началась гражданская война, поднималась контрреволюция. В Тихвине эсеры хотели поднять восстание, но ЧК быстро их разоблачила, и организаторы восстания были арестованы.

В Новинской волости бывшие офицеры, эсеры тоже подняли было крестьян на восстание. Обманутых кре­стьян направили в Тихвин, но большевики тт. Кольцов, Соловьев, Микенас, Захаров, Попов, Барыгин, Ру­мянцев, Богданов, Костюченко и другие не дрогну ли. Они вышли навстречу восставшим и стали с ними говорить. И сумели убедить — крестьяне повернули обратно, стали расходиться по домам.

В это трудное время, в 1920 году, я прекратил учебу и по призыву большевиков записался в продовольственный отряд. Забот у нас здесь было много. Но задание выполнили.

По возвращении из Сибири, зимой 1922 года, я долго не смог приступить к работе — был сильно болен. Жил в это время в деревне Дыми. Организовал там красный уголок, занимался ликвидацией неграмотности среди населения. Когда был «красным учителем» (так называли тогда учителей ликбеза), не раз находил под­брошенные анонимные записки. В них враги Советской власти писали: «Придут белые и тебя повесят на телефонном столбе»...

Когда здоровье немного подкрепилось, поступил учеником на телеграф при станции Дыми, а затем работал почтальоном Колбекского почтового отделения.

В 1923 году вступил в комсомол, работал в Тихвинском укоме РЛКСМ управделами. Секретарями тогда были Володя Линовский, Миша Биневич и Рувим Гросман.

Тихвинский уком РЛКСМ направил меня в деревню, в Анисимовскую волостную избу-читальню. Начал вести разъяснительную работу среди молодежи. В деревне Смердомля, в 40 километрах от центра Анисимовской волости, организовали комсомольскую ячейку. Молодежь потянулась в комсомол. Сначала вступило 5 человек, потом организация стала пополняться. На собрание приходили пешком за 40 километров. Решали всевозможные вопросы воспитания молодежи и подъема сельского хозяйства. Проводили комсомольские субботники.

По комсомольской мобилизации в 1924 году я добровольно вступил в ряды Красной Армии. Но здоровье подвело — на 3 месяца получил отпуск, и в это время стал избачом в Жуковской волости. Как только поправился, вернулся в армию.

А потом начались «мирные» дни, если можно так назвать дни, полные хлопот и забот об организации об­разования в деревне, о походе за культуру на селе, против религиозного дурмана. В 1928 году стал канди­датом в члены ВКП(б). Работал заведующим культчастью Тихвинского дома крестьянина, инструктором райкома партии, заведующим межсоюзным клубом. Немало пришлось вложить труда, чтобы бывший церковный собор в Тихвине переоборудовать в Дом культуры.

Организовали мы агитбригаду «синеблузников». Руководили ею комсомольцы Ф. Голубев и В. Коновалов.

Это было время, когда впервые появились радиоприемники. Мне пришлось разъезжать по району и устанавливать их в деревнях. Помню, с каким интересом встречали «чудо» крестьяне Андреевского и Шиженского сельсоветов. Ведь до сих пор единственный радиоприемник был в Тихвинском доме крестьянина — центре всей культурно-массовой работы в деревне.

В Доме крестьянина, вместе с музеем местного края, мы с Константином Николаевичем Проскуряковым организовали выставку природных богатств, читали лекции и доклады. Однажды на лекции «О богатствах местного края» присутствовали приезжие крестьяне из деревни Губа. Они рассказали нам, что около их деревни есть «руда» неизвестного происхождения. Мы заинтересовались и попросили их привезти образец этой руды к нам на выставку, что они и сделали. Это была бокситовая руда.

Начались примитивные разработки. Лопатами доставали руду и на лошадях и грабарках отвозили ее на станцию Большой Двор, грузили в вагоны и отправляли на Волховский алюминиевый завод, где впервые был выплавлен алюминий из тихвинских бокситов.

Спустя некоторое время около деревни Губа возникли карьеры, были построены для рабочих бараки, затем вырос поселок. Началось строительство завода. И вот этот поселок превратился в город Бокситогорск. Стоит ли говорить, как отрадно было посмотреть на этот город, когда я побывал здесь в 1964 году. Наша агитационная и организаторская работа не прошла даром. Горжусь тем, что я тоже как бы участник создания этого нового социалистического города.

... После XV съезда партия взяла курс на коллективизацию сельского хозяйства. Тихвинский райком партии направил меня в деревню на выполнение решений съезда. Будучи в Клинском и Андреевском сельсоветах, проводил хлебозаготовки. Выполнив эту задачу, возвратился в Тихвин. А потом направился в Воложбенский сельсовет создавать там товарищество по совместной обработке земли.

В деревне Воложба жили крестьяне-активисты Балясов и другие. Опираясь на этих активистов, мы организовали там ТОЗ (товарищество по совместной обработке земли) и произвели вспашку и посев первой «красной полоски».

С таким же поручением направился потом в деревню Жилоток. Но там кулаки оказали сопротивление.

Собрание крестьян было сорвано. Сын кулака Ястребова разогнал людей, а меня схватили, хотели посадить в сарай и сжечь. Но выручили крестьяне-бедняки (о чем писала газета «Ленинградская правда» в 1928 году). Ястребова народный суд осудил на выселение из деревни.

В 1929 — 1931 годах проводили коллективизацию в Большегорском сельсовете, боролись с кулачеством. Это были особенно тяжелые годы. Теперь уже речь шла о ликвидации кулачества как класса. Об объединении в колхозы неоднократно говорили на партийных собраниях. В каждой деревне этот волновавший всех вопрос обсуждался на собраниях бедноты и на общих собраниях крестьянства.

Проведением решений в жизнь занимался весь партийный и комсомольский актив Большегорской волости. Нужно было убедить мужика, чтобы он понял преимущество коллективного хозяйства. Много тогда пришлось поработать активистам: секретарю парторганизации Николаю Ганичеву, председателю Совета Петру Барыгину, рабочему-двадцатипятитысячнику Докучаеву, И. Горскому, Самуленкову и другим.

В течение всей осени, зимы и весны 1929 — 30 годов мы проводили эту большую работу. Надо было каждый колхоз оформить юридически, присвоить ему название.

Весной 1930 года, когда провели сплошную коллективизацию, обобществили сельхозинвентарь, рабочий скот, — провели первую посевную кампанию.

Но классовая борьба в деревне обострялась, мы встречались с явным сопротивлением кулачества. Они агитировали крестьян против колхозов, распространяли всякие ложные слухи, готовили дикую расправу над активистами коллективизации. В созданных нами колхозах были и приливы, и отливы. Помню, как в деревне Селище крестьяне решили организовать колхоз. Обобществили землю, уничтожили старые межи между полосками, а на второй же день снова поделили землю между собой. Пришлось все начинать сначала... Были случаи, когда кулаки умышленно записывались в колхоз с целью взорвать его изнутри. Так было в деревне Дороховой. Пришлось исправлять ошибки, выгонять кулаков из колхоза.

Особенно агитировала против колхоза церковная «двадцатка» во главе с попом Соболевым. Они отказались содержать церковь, распространяли разные антисоветские слухи.

Ликвидация кулачества как класса была проведена на базе сплошной коллективизации. После всех этих событий колхозы стали стабилизироваться.

Выполнив задачу, я снова возвратился в Тихвин.

В 1932 году меня направили на учебу в Ленинградский Коммунистический университет, но с первого же курса призвали в ряды Красной Армии по особому призыву ЦК ВКП(б) и направили на политработу, которой я отдал в общей сложности 27 лет.

Во время Великой Отечественной войны был на Карельском фронте. Память об этих годах — ордена Красного Знамени и Красной Звезды, пять медалей.

Сейчас я в отставке. Но стараюсь принимать участие в военно-патриотическом воспитании молодежи.

Юность, комсомольская моя // Новый путь. – 1968. – 25 декабря. – С. 2, 4. – 26 декабря. – С. 3.

© 2020 МБУ «Бокситогорский межпоселенческий культурно-методический центр»
187650, Ленинградская обл., г.Бокситогорск, ул.Комсомольская, д.5
Яндекс.Метрика
Во время посещения сайта МБУ «Бокситогорский межпоселенческий культурно-методический центр» вы соглашаетесь с тем, что мы обрабатываем ваши персональные данные с использованием метрических программ.
Подробнее.